Отходы любви

В детстве я не знал, что сдавая использованные бутылки и покупая на них пломбир, я совершаю благо космического масштаба — спасаю планету, человечество и, конечно, зверей. Прошло 25 лет после моего последнего пломбира, вырученного на собранные бутылки, как Европа, а вместе с ней же и Россия, впали в тренды, и теперь почти каждый мусор знает своё место. Я, конечно же, настороженно воспринял эти начинания, так как не привык держать дома 5 урн ради того, чтобы кто-то ел сливочное мороженное за меня, а мне оставлял заботу о планете. Тарифы на прием макулатуры, ПЭТ бутылок, стекла, металла известны. А там, где не известны, то вашему аккуратно разложенному по пакетам мусору устроит горячий прием городская свалка.

Тут хотелось бы небольшое отступление от темы. Еду я с дачи с подсобными рабочими. Бывает, я нанимаю разнорабочих в помощь по саду. Сидящий на переднем сидении человек долго молча смотрел в окно. Наш путь сопровождали фонарные столбы и бесконечные черные пакеты с мусором на обочине. Город готовился к чемпионату мира по футболу. Чтобы как-то скоротать время в дороге и прервать долгую паузу, я поинтересовался у спутника, давно ли он работает и как пришел к этому заработку. Мужчина поведал удивительную историю. Историю, после которой фильм «Достучаться до небес» будет казаться вам американским втор-отходом. Значит так.

Жил-пил, конкретно в данном случае лучше всего начинать рассказ этой истории так. Антон невысокого роста, среднего телосложения мужчина, с лысиной, очень похож на Брюса Уилиса. Жизнь его была ничем не примечательна, кроме того, что он был хорошим специалистом по созданию проблем. Рано женился на случайной женщине по залету, родился сын. Запил. Сел за мелкую кражу на заводе. Развелся. Судимость осложнила поиск работы, поэтому решил стать бизнесменом: взял в кредит газель и устроился в грузовое такси. Женился второй раз, родилась дочь. Запил. Через полгода разбил газель. С женой пришлось развестись и оставить квартиру. Оплачивать кредит было невозможно. Запил. Взялся за перегон тачек. Разбил чужую машину, залез еще в долги.

Вот так, в 5 коротких предложениях я пересказал жизнь сорокалетнего мужчины, который холодным осеннем утром праздновал свой день рождения на мусорке, расположенной по улице Чистопольская. Из личного имущества у него была только скрипучая тележка, пару сумок «ИКЕЯ» и берлога под мостом Казанки. Жизнь, в отличие от мусора, невозможно переработать, в связи с этим, Антон просто продолжал класть слой за слоем штрихи своей личной истории, в надежде разглядеть в этом импрессионизме смысл, но находил только трещины на краске.

Антон был авантюристом и ему даже нравилось пребывать в расположении полной деградации, это я понял по тому, как он увлекательно рассказывал о своих приключениях и уничтожении остатков связи с цивилизацией. Телефон он заложил в ломбард, а паспорт в виде залога оставил на память женщине, у которой снимал пару лет назад комнату. У него была возможность переехать к матери в небольшое село под Уфой, но ему необъяснимо нравилась Казань. В такие моменты я особенно горжусь своим городом, потому как встреча рассвета на парковой скамейке плотнее дает прочувствовать отношение города к тебе, чем из трехкомнатной квартиры. Настоящая городская прописка.

Жизнь бездомных в городе напоминает мне грязную истерзанную ветром георгиевсскую ленточку на антене сверкающего от чистоты автомобиля. Такая же пыльная, свободная, храбрая. И правда, жизнь этих людей состоит из ежедневного выживания. Единственный доход — сбор мусора. У каждой помойки есть свой смотрящий. Иногда получается договориться с рынками и магазинами, и они идут на встречу и отдают картонные коробки и прочий баласт. Средний дневной доход человека со сбора отходов обычно составляет 300-600 руб. Взаимопомощь, конечно, помогает выживать этим людям. Сбор мусора дает самый стабильный доход. Пока существует человек — будет существовать и мусор, этот цикл напоминает мне Убороса — змея кусающего себя за хвост. Одни люди разбрасывают мусор, другие — собирают. По всему, все буквально поняли: «Время разбрасывать камни и время собирать камни», но не мне их судить.

Антон начинал свой день рано утром, до того, как люди отправляются на работу. За день ему необходимо обойти все свои «точки», откопать среди человеческого дерьма что-то ценное и обменять одну макулатуру на другую, но только напечатанную гос. банком. Все деньги уходили на еду и выпивку, обычно боярышник, технический спирт и прочий яд. Приход от таких средств самооглушения всегда неожиданный — в один раз может отказать сознание или зрение, в другой — почки. Выбор сюрпризов невелик, но от того и стабильно веселее начинать новый день. Из всего мусора книги представляют наибольший интерес, так как весят много, а места занимают мало. Макулатурные весы — место, где Донцова честно конкурирует с Достоевским.

В один из таких дней Антон встретил на своей мусорке женщину — Машу. В такие моменты общеизвестный закон «Подобное притягивает подобное» наиболее четко подходит под описание жизненной ситуации Марии. Если совсем кратко, то у Маши была любовь и однокомнатная квартира. Чтобы улучшить жилплощадь они с мужем продали две однушки и приобрели двухкомнатную. И какими-то пьяными манипуляциями Маша осталась без всего и теперь стояла у соседнего мусорного контейнера. Мне сложно описать внешность Маши, но по рассказам Антона, я нарисовал в своем воображении Кортни Лав, да простит меня Курт. Обычно женщинам все помогают, им сложнее всего выжить в одиночку, поэтому никаких притязаний не было. В этот день Антон помог Маше донести сумки на сдачу, после чего пригласил на опохмел. Маршруты пролегают по безлюдным местам, или от урны до урны, чтобы по возможности захватить алюминиевых банок.

Так как с выбором одежды проблем нет, а мода на рваные джинсы и мятые футболки не ушла, то Машу и Антона выделить из основной массы людей было сложно, единственное, что их выдавало — это опухшее лицо и грустные глаза, которые своей грустью уже прорубили мимические шрамы на лице. Глубина этих морщин такая, что даже когда мышцы лица создают улыбку, общее настроение тяжести на лице остается неизменным. Во всем остальном, они выглядели как обычные люди из соседней квартиры.

Маша перебралась к Антону в берлогу и они начали сожительствовать. Переезд был не хлопотным, стоил всего 25 руб. — билет на трамвай. Не любой общественный транспорт готов к перевозке таких городских жителей. Российская гвардия хорошо обучена к вычислению в метро борцов с загрязнением окружающей среды, поэтому воспользоваться услугами подземного транспорта привилегия, как оказалось, не для всего общества. Весь быт Марии уместился в одну ашановскую маечку. Хочется дописать, что пакет за 1.5 руб. с надписью «Бережем природу», но это было бы выдумкой.

Описывать быт и отношения бездомных людей занятие скучное. Когда ветер жизни срывает с человека все социальные установки и блага цивилизации, человек наготой погружается в самые простые и, как ни странно, чистые формы отношений. Он освобождается от всех грехов: зависти, корысти, алчности, чревоугодия, тщеславия, блуда, гнева, а уныние и скорбь хорошо растворяются в лосьоне «Вита-с космо плюс». Отсутствие движения страсти, каких-либо выгодных для себя помыслов, и наличие аскетического учения, лет 900 назад могли бы из Марии сделать мученицу, а методы излечения любых болезней — привлечь миллионы последователей, хоть я и плохо отношусь к плагиату. Апостол Павел был схвачен и арестован во время своего последнего паломничества, идти на риск несмотря на предостережения — это по-христиански. Быть схваченным на сборе мусора, случайно избитым или убитым — это не риск, а лайф-стайл. Поэтому в отличие от наших домашних встреч пол седьмого и возможностью набрать в вотсапе «Ты где?», в случае пятиминутной задержки, встречи Маши и Антона после дневного обхода точек проходили радостней, так как случались непредвиденные расставания, длящиеся по несколько дней, видимо те расстояния, которые отвечают за крепкость любви.

Отсутствие товарного баланса и уставного капитала в романтике Антона и Марии придавало этому типу отношений особый статус, при котором лучи любви не распылялись повсеместно, а были сконцентрированы и обращены в одно направление… Антон не мог подобрать слово. Каждый день направление Марии и Антона приводило их к речке, звездному небу, костру, мусору и денатурату. Начались первые заморозки.

Холод и напасти врагов — прекрасный мотиватор для перемещения и смены места жизни людей, пожалуй, одна из главных причин такой большой освоенной территории некоторых стран. Я уверен, что сезон дождей в Тайланде заканчивается специально, когда в России становится холодно. Каждый человек имеет право на солнце, каждое городское животное право на отстрел или приют, но не каждый человек имеет право на батарею. Поэтому Антон и Маша на время холодов вынуждены искать себе места на последних этажах подъездов, теплотрассах, подвалах и заброшенных домах. Холод укрепляет объятия любви на картоне, но и заставляет председателя ТСЖ учащать проверки теплых мест, поэтому чаще эти объятия разрываются посреди ночи пинками по почкам и прогулкой под красиво подсвеченному уличными фонарями снегу. Именно в одну из таких прогулок у Антона и Маши родилась мечта — побывать на море. Вы можете начать проводить аналогии со сценарием Томаса Яна, но я предупрежу сразу, совпадений крайне мало. Как вы уже наверно догадались, они никогда не были на море.

В 2014 году наша страна отмежевала еще немного земли. В обмороженной от прогулки и патриотического возвышения голове Антона родилась идея переехать в Крым. Маша разделила эту идею в надежде, что кроме тепла и солнца, получится больше есть фруктов и дороже сдавать мусор. Нужно было накопить 20 000 руб. Каждый день они откладывали по 300 руб, а значит Крым мог случиться через 4 месяца. В этот момент Антон уже почувствовал красным от мороза носом соленый запах черноморского бриза. С учетом алкогольных срывов, этот вызов был действительно непростым. И эти 4 месяца легко могли превратится в год, а затем — в мечту, но в данных человеческих жизнях даже нахождение мечты было каким-то божественным озарением. Прошло 2 месяца и более 3-х неудачных попыток приблизиться к морю. Последний раз деньги просто были взяты в долг ментами, к сожалению, без расписки. На третий месяц морозов, или от незамерзайки, Маша сильно заболела. Антон обратился в центр социальной адаптации. Это единственный способ получить первую помощь. Машу с помощью друзей транспортировали в центр реабилитации на троллейбусе. На второй день ей стало значительно лучше. Чтобы ухаживать за Машей, Антон тоже поселился в центре, в котором были все необходимые для жизни условия, но при одном условии: запрещается бухать и курить. Социализация сильно изменила жизнь Марии в Центре. После десятидневной отлёжки, обсуждения весенних планов по миграции на юг и 2-х разового питания одним утром ее нашли мертвой. «Машуля лежала вся желтая на белой постели» — тихо произнес Антон. Только в фильмах герои умирают на море, подумал я про себя, а в реальной жизни скоропостижность сценария — не исключение, а основа драматургии.
«На небе только и разговоров, что о море и о закате», а по нашему небу пролетают самолеты и белые целлофановые пакеты, которые иногда цепляются за ветви деревьев.

Владеть мечтой и умереть с ней. Держать ее в руках или в мыслях. Быть в ней или с ней. Границы сознания, которые определяет каждый сам. И кем больше овладевает море — кто живет всю жизнь на берегу или тем, кто пропитан мыслями о соленой воде. Можно ли их упрекнуть в не достижении берега, оттолкнувшись от дна?

Антон сильно переживал смерть Маши. Все, что он теперь хотел, это по человечески захоронить ее. В этот же день тело увезли в морг, так как между ними не было зарегистрированного брака, да и каких-либо документов, Антону не передавали тело. Единственным способом было связаться с дальними родственниками из Питера, но пока Антон решал этот вопрос, Маша стала кадавром, т.е ее тело было сдано в анатомичку для повторного использования в народном хозяйстве.

Любовь создает новую жизнь. Когда жизнь заканчивается, образуются отходы любви. Любовь бесконечно оседает пылью на людях, поблескивая на солнце, а потом люди превращаются в пыль любви, которое время сотрет тряпкой и выкинет на помойку.

В центре адаптации Антону восстановили паспорт, он бросил пить, его приняли в бригаду разнорабочих. В сентябре он должен поехать на автобусе в Крым.

Я высадил ребят в Авиастроительном районе, где они проживают бригадой в частной коммуналке. Все сидят в одной группе в вотсапе. В основном обмениваются стандартными аудио сообщениями, но не в совсем привычной форме. Каждый раз, когда кто-то уходит на работу и возвращается с нее, они очень доброжелательно желают хорошего дня и сил преодолеть труд. На мой шутливый вопрос, какой девиз у вашей бригады, Леха ответил: «Ты копай, а я пока узнаю, где копать».

Сколько Марий и Антонов в России, сколько беспризорных детей? По официальной статистике около 200 000 чел. По статистике организаций помощи — это цифра бездомных Москвы, а общее количество в стране достигает 4 млн. человек. Как можно посчитать неучтенное?

Всю дорогу я ехал в мыслях об этой истории, по городу гуляли тысячи
радостных туристов и никаких лишних людей. У подъезда меня ждал контейнер для ПЭТ бутылок с агит-баннером о спасении ежиков, а на пороге квартиры — пакет с мусором.
«Отходам любви» — задумчиво произнес я.

Димочка Жуков — «Отходы любви», 26 декабря 2018